«Танцуйте и грустите вместе с нами»: интервью с группой «Новый Континент»

«Новый Континент»
Год основания: 2014. Новый состав: 2019.

Жанр музыки: инди-блюз-рок

Состав группы:
Александр Шарапов — вокал, гитара.
Альберт Назмутдинов — гитара.
Денис Каюмов — бас.
Даниил Ермаков — барабаны.

— С чего началась история «Нового Континента»?

Александр: — В первом составе было три участника. Первой песней была «Сайлент Хилл». С ней мы выступили на телепроекте «Уфимская волна». Это был один из начальных сезонов проекта: сейчас он опопсел, но тогда там было много интересной музыки. Появились первые записи, сведённые нами же. Опыта в этом деле особо не было). Играли на разных Уфимских и Республиканских фестивалях. А ключевым моментом стало участие на фесте «Emergenza». Мы прошли в финал, но это не главное. Главным стало случайное знакомство с группой «Три ботаника». Сложилось так, что мои музыканты должны были покинуть «Континент», об этом я уже знал, и Emergenza был последним этапом нашего трио. А «Ботаников» после феста покинул их харизматичный фронтмен…

Альберт: — Когда катерок удачи под названием «Новый Континент» стал разваливаться, на старинной антикварной барже проплывали мимо «Три ботаника». И мы наши корабли соединили.

Александр: — Все волшебство заключается в том, что мы очень быстро сошлись во мнениях, вкусах и пришли к новому звучанию. А название группы осталось старым. Хотя мы думали над новым. Но вообще название же меняют, когда образуется новый проект, а парни взялись за старые песни. Поэтому оставили прежнее название. Но вообще проект еще только-только в самом начале своего пути: мы вместе с апреля 2019 года.  

—Как менялась группа на протяжении всего этого времени: по стилю, по содержанию песен, по вашим ощущениям?

Денис: — Ну, во-первых, мы все постарели)

— Это, вероятно, накладывает отпечаток на музыку)

Александр: — На самом деле много чего изменилось. Я раньше болел минимализмом, и трио казалось мне пределом совершенства. Как бы я ни представлял себе вторую гитару в коллективе, она у меня никак не «клеилась».  Мне казалось что в лидер-гитаре есть какая-то экзотика. А когда мы вчетвером новым составом начали играть на обломках развалившегося катерка, и зазвучала вторая гитара… И звучит еще так правильно: Берт берет такие нотки, о которых я, даже если и думал о них, то играть не умел… В общем, сработалось все это очень быстро: по-моему, всего месяц спустя после знакомства у нас уже был акустический концерт.

Поэтому, конечно, музыка изменилась с приходом новых музыкантов. Другие барабаны стали: Дэнчик на них так играет, что-то в их звучании даже от ретро появилось — давнее полузабытое.

Альберт: — Ретро я заставляю его играть, а так-то…

Денис: — …а так-то в основном боса-нова))

Альберт: — Не-не. Вообще Даниил — поклонник фанка, и он умудряется его добавлять даже в тяжелые ритмы. А Саня слушал современных блюзменов: вот эта современная тема, когда играют только барабанщик и гитарист, когда все «грязное», с «дисторшном и фуззом». А я рос на музыке 90-ых: глэм-рок с элементами диско, все такое тяжелое, но танцевальное. И все это в нашем звучании сочетается….

Денис: — А я внес небольшой элемент Ирины Аллегровой))

Александр: — Он рос на Ирине Аллегровой, а в «Новом Континенте» вот раскрылся.  

Альберт: — Денис на самом деле пришел на первую репетицию баловаться. Мы разбирали какую-то простую по звучанию песню, и он начал: «Это вот так можно сделать, тут вот так можно сыграть…». Он забыл, что я рядом стою и все это слушаю. И теперь Денису все это свое баловство приходится заучивать.

Даниил: — Поэтому в «Новом Континенте» он играет много нот и в 90% песен солирует.

Александр: — Возвращаясь к вопросу о том, что изменилось: помимо живого звучания очень сильно изменились и аранжировки. Берт переживал, буду ли я волноваться и пить успокоительное по ночам из-за того, что меня сильно искажают. Нет, все нормально.

Альберт: — Многие песни были изменены полностью, на корню. Было забрано самое вкусное и развито. Вокруг одной розы был разбит целый садик. И всем стало хорошо. У нас ведь есть еще один человек, невидимый участник команды — Макс Шкель. Он сводит наши песни. Когда мы ему первую песню на сведение отправили, даже я сильно удивился, услышав, что получилось. Саня удивился еще больше. Звонит мне, я слышу в трубке: «Берт!» — и тишина. Я понимаю, он там даже выдохнуть не может от восторга… Макс даже что-то подсказывает нам своим сведением. У нас просто режим работы с песнями немного иной, отличающийся от других команд. Мы сами себя начинаем разучивать, только когда Макс нас уже сведет.  

Александр: — С Денисом то же самое было. Он когда приехал на первую репетицию, мы его сначала записали, а потом уже начали с ним репетировать))

Альберт: — Денис вообще гениальный человек. Он стремительно придумывает партии по дороге домой. Я только домой захожу с репетиции, ботинки еще не успеваю снять, брынь! — сообщение от Дениса: «А вот здесь я буду играть вот так!». И уже на видео записал и прислал, как играет.

— А по поводу смысловой нагрузки песен? Изменился ли подход к написанию текстов?

Александр: — Когда я только начинал, я думал, что надо писать тексты со смыслом. Я сидел, вымучивал нечто дико романтичное и очень осмысленное. Тем более, что первый опыт выступлений был у меня не в рок жанре, а в авторской песне. Этот жанр подразумевает смысловую нагрузку в текстах, но чем больше смысла я старался вложить в первые сочинения, тем унылее и скучнее они получались…

Альберт: — И знаешь, что он мне заявил на второй неделе знакомства? «У меня всего песен 40-50, и сейчас я одновременно пишу четыре». Я думаю: «Ни фига себе Нерон!»))

Денис: — Этот горшочек варит будь-здоров))

Александр: — Ну, так потому что к этому времени я пришел к выводу, что надо, наоборот, нести что-то несуразное. Созвучное, но ни в коем случае не осмысленное. Таких песен штуки четыре за раз написать — много труда не надо. После этого про меня стали говорить, что у меня очень глубокие тексты, со смыслом.

— То есть сейчас ты творишь именно по этому принципу?

Александр: — Да. Я несу чушь — все хлопают. Представляешь?

Денис: — Потому что чем меньше ты вкладываешь смысла в текст, тем больше простора для поиска смысла ты оставляешь слушателю. Они считают: «Так, на поверхности смысла нет — надо копнуть глубже». И начинают копать, строить какие-то ассоциативные ряды. И каждый находит что-то свое. 

Александр: — Ну вот, а мне кто-то соврал, что надо думать над текстами. Столько времени зря потратил…))

Денис: — Врали тебе. Не надо думать. Я вот с трех лет не думаю — мне это нисколько не мешает.

Альберт: — Ну, вот давай попробуем. Помнишь песню «Спасайся, милая»?

«Спасайся, милая — повсюду гангстеры.
Тебе не страшно? Мы все же разные.
Меня ограбили на светском празднике.
Их было море— я один на айсберге»…

Что ты тут видишь? Ну, вот герой пошел в ночной клуб, да?..

— Нееет! Я, как верно заметил Денис, копаю глубже. Что «светский праздник» — это мешанина безнравственных развлечений, которая окружает героя в современном мире. А герой выше всего этого,— он на айсберге. Его духовно «грабит» окружающая безнравственность, но он старается от нее отрешиться…

Альберт: — А вот что вижу я. Приезжает семья в торговый центр. Который, видимо, называется «Айсберг». И дети, как маленькие гангстеры, начинают «грабить» своих родителей: «Мама, купи! Папа, купи!»… (общий смех) Ну, вот, стёб стёбом, а все же логично. Там зашло еще дальше: «Ты как быстрая река, я как медленный паром» — это же точь-в-точь о семейной жизни. Жена всегда все решает быстро: «Ну, что ты там возишься, медленный паром, блин!». Муж споткнулся, что-то не так сделал — скандал на полдня, «бесконечный шторм», «разрази меня гром». А все из-за того, что он тапочки не в тот угол поставил…))

Денис: — Видите? Вы оба сейчас подтвердили мою теорию: ты видишь одно, ты — другое. Поэтому, Саша, когда тебя спросят: «В чем сила, брат?», смело отвечай: «В бессмыслице».

Александр: — Ну, разумеется, нельзя говорить какие-то совсем уж абсурдные вещи. Но в таком вот стиле «обо всем и ни о чем» люди находят больше смысла.

— Как можно охарактеризовать ваш музыкальный стиль?

Альберт: — Мы не из тех групп, которые пишут: «музыка от пост-панка до фанка». В моем понимании эти группы не особо заморачиваются и просто играют то, что у них получается. А у нас есть четкое музыкальное направление. Гаражный рок с элементами блюза…

Денис: — Инди-блюз-рок. Я бы назвал это так.

— Что для вас ваша музыка? Развлечение, самовыражение, способ изменить мир?

Александр: — Я бы вычеркнул переворот мира однозначно.

Денис: — У нас уже нет этого юношеского максимализма: мы не готовы мир переворачивать. Но если вдруг что…

— Как вы считаете, можно ли сделать музыку основным источником дохода?

Денис: — Нет! Следующий вопрос.

Даниил: — Нет, подождите, давайте разберемся, что значит «доход» в данном случае.

— Скажем так: может ли музыка стать основной профессией, чтобы можно было зарабатывать только ей и нигде больше не работать?

Даниил: — Может. Если тебя начали обучать с трех лет.

Денис: — И тогда надо заниматься только музыкой.

Альберт: — Я считаю так. Мы — коллектив, мини-предприятие, которое создает некий продукт. Продукт — это то настроение, которое создают наши песни. Мы пытаемся это продать: сначала продать на уровне эмоций, то есть, чтобы люди начали ходить на наши выступления. Конечная цель — монетизировать нашу деятельность. Но тут на 90% все зависит от счастливого случая. Даже талант не всегда играет в этом роль. Потому что куча талантливых музыкантов ушли в небытие или превратились в «диванных» музыкантов.

Денис: — Однажды я участвовал в организации концерта в Уфе одного не малоизвестного музыканта (не будем называть фамилий). Мы его встретили в аэропорту, и пока ехали на концерт, разговорились о том, как можно музыкой зарабатывать себе на жизнь. Я его спросил: «У тебя музыка ведь не попсовая, она тяжелая, сложная для восприятия. Как ты смог добиться такой популярности?» Он ответил точно так же: на 90% это удача. Ты должен оказаться в нужном месте в нужное время. Говорит: «У нас ведь в России музыкант — это не профессия. У нас в России музыкант — это “жизнь загубил»».

Альберт: — Даже известные рок-музыканты зачастую дополнительно занимаются бизнесом. Чтобы был какой-то доход, который позволил бы заниматься музыкой.  

— Вы собираетесь выходить на федеральный уровень? Или достаточно завоевать Уфу?

Денис: — Федеральный уровень все время убегает от нас))

Альберт: — Когда мы только собрались, мы сами перед собой поставили задачу: чего хотим добиться. Мы на все лето хотели отказаться от концертов и заняться студийной записью. Сделать мини-альбом из пяти песен и раскидывать по радио, фестивалям. А потом потихоньку ехать по другим городам с гастролями: по Уралу, в Татарстан… Вот хороший пример: Екатеринбург, Челябинск — у них так хорошо отстроена система клубов, что уже превращается в музыкальный бизнес. У нас в Уфе еще этого нет. У нас нет хард-рок-кафе, почти нет площадок, где можно играть авторскую музыку… Но в целом: желание есть, амбиции есть, талант, хочется верить, тоже есть. Будем продолжать.

Александр: — Главное — не заморачиваться сильно на мысли о заработке. Потому что я так подозреваю, многие коллективы, которые резко появляются и так же резко затем исчезают, были погублены не оправдавшимися надеждами о заработке музыкой. Поэтому мы играем в свое удовольствие и для удовольствии публики. Это в первую очередь. Получится это монетизировать — хорошо. Не получится — мы все равно будем продолжать играть.

 — Что будет исполнять «Новый Континент» на грядущей «Другой музыке» 28 декабря? Будут ли какие-то новинки, сюрпризы?

Александр: — Будет новая песня «Город». Плюс публика услышит прежние наши песни в ином звучании, потому что к нам присоединился Денис и привнес новизны в аранжировки. Сейчас у нас все построено на ритм-секции. Поэтому все зазвучит по-новому.

Денис: — А вот хорошо ли это зазвучит, узнаем на концерте))

Александр: — Закончил, прямо как Степашка из «Спокойной ночи, малыши»…

Альберт: — Давайте тогда закончим нашим девизом.  «Танцуйте и грустите вместе с нами».

P. S. Несколько закадровых афоризмов

Денис (с энтузиазмом): — Мы — за здоровый образ жизни! Мы даже алкогольные поговорки переделываем. например: «Сколько водки не бери… — ни сколько водки не бери»…
Даниил (флегматично): — Все равно бежать за третьей…
Денис: — …Да и про про спорт мы обычно говорим в курилке.

Даниил: — А в «Сезоне дождей» он играл с моим братом. Берт, ты по всей моей семье плотненько решился пройтись?
Альберт: — А что вы мне попадаетесь все время на пути?
Даниил (с опасением): — …У меня ведь еще племяшка подрастает…

 
Альберт: — Мы к этому времени уже Лужники порвем. И Сан-Франциско.
— Отрадно слышать, что это есть в ваших планах.
Денис: — Конечно, есть. Непременно порвем. Только Лужники и Сан-Франциско об этом еще не знают.
Альберт: — Ничего, я вам дорогу покажу. Я ж там уже был.
Денис: — Что ты там делал?
Альберт: — Играл с «Годом Змеи».
Александр: — Слушай, а вот у меня вопрос: ты с «Годом Змеи» играл, с «Пупсами» пупсил… Тебе не надоело еще?
Альберт: — Ну… ты — моя крайняя надоелка.

Другие интервью на сайте:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.