«Другая музыка» 25.10.19

Эта «Другая музыка» была похожа на большой и веселый семейный праздник! И отнюдь не потому, что пришли только «свои». А потому что пришло много новых, незнакомых друг с другом людей, которые были как «свои»: слушали с увлечением, танцевали вместе, общались, смеялись, поддерживали артистов щедрыми аплодисментами.

Сергей Ефремов, Влад Зорин

Открывал фестиваль Сергей Ефремов, солист группы «25 кадр» и по совместительству, собственно, организатор «Другой музыки». Он и задал этот непринужденный настрой, в приветственной речи успев объяснить, что тут происходит, очень лестно представить всех присутствующих артистов (в том числе сидевших в зале), пошутить и даже поговорить по телефону прямо на сцене))

А потом взял в руки гитару и пригласил к себе на сцену саксофониста Влада Зорина — мастера импровизированного аккомпанемента. Совсем как на Музыкальном Газоне давным-давно — прошлым летом…

Саксофон — это всегда междустрочие. Он «говорит» только тогда, когда молчит голос. И в эти секунды словно пытается донести до слушателя часть скрытых смыслов. А скрытых смыслов в текстах Сергея всегда великое множество.

И без того скребущие по живому песни Ефремова, усиленные духовыми соло, звучат еще обостреннее. Но, видимо, помня, что состав «Другой музыки» собрался преимущественно лирическо-романтический, Сергей решил слишком сильно не грузить трагизмом публику. Поэтому исполнял «Необратимость», легко играя настроениями, и в рамках одного куплета переходил от драматичной дрожи в голосе к лукавой, загадочной улыбке.  Мол, сами выбирайте подтекст.

«Собачья» прозвучала единым и цельным моноспектаклем, в котором затаенная нежность и взволнованное придыхание говорит больше слов. Ее и щемящие «Календари» Ефремов разбавил «Открытыми людьми», возвращая слушателей из омута переживаний в прежнюю раскованную атмосферу. Наши «открытые люди» подпевали уже во весь голос и не таясь, вызывая польщенную улыбку исполнителя.

Этой символичной песней сет Сергея Ефремова и завершился. Сеанс погружения в рефлексию был эффектным, но стремительным и безжалостно коротким, как бесцеремонно прерванный кем-то сладкий сон.    


MAYA

Инструментальный проект MAYA я видела и слышала впервые. Но еще до начала концерта, когда был их саундчек, я периодически теряла нити разговоров и выпадала из реальности, прислушиваясь к льющейся со сцены музыке, узнавая известные мелодии и жадно впитывая новые.

«Майя» оказались инструментальным трио: скрипка, клавиши и гитара. То есть — самое чарующее сочетание инструментов, какое только можно себе представить. Тем более что коллектив взял курс на фэнтези и кельтскую мелодику — Secret Garden, «Dragonborn» Skyrim и т.д… Да, это я сейчас такая умная и знаю, что композиция, повергнувшая меня в трепет, называется «Dragonborn». А тогда я ее услышала впервые, и моя кожа покрылась восторженными мурашками до такой степени, что стала похожа на наждачную бумагу.

В общем, мелодии были подобраны с большим вкусом и таким же большим разнообразием. Были там и воздушно-легкие плясовые ирландские мотивы, и плавные магически-волшебные композиции, и торжественно героические саги. И все это без слов, но исключительно красноречиво: все истории прекрасно читались в игриво-летящем пении скрипки, во внушительно-глубокой поступи клавиш, в бодром ритме струнного боя.     

И когда я уже успела мысленно признаться в любви этому трио, они очаровали меня еще больше: у них оказались авторские композиции! Я, ярая противница  каверов, уже успела принять их кавер-программу за мастерство исполнения, а у них оказалось еще и авторское! Вьющаяся причудливым морозным узором «Зима в лесу» и эпические викинги ничуть не выбивались из череды хитов: были столь же характерными, насыщенными, виртуозными, как и знаменитые «чужие» комопзиции.

Во второй половине выступления публика уже активно принимала в нем участие: дружно хлопала в такт мотивам, некоторые даже плясали поодаль от сидячих мест, с упоением кружась в народных танцах. Праздничная атмосфера набирала обороты! 


Кир Отлетай

Кир Отлетай находится в творческом поиске. Причем в весьма активном. Цель этого поиска —  примирить две противоположные стороны своего творчества и мироощущения. На прошлом квартирнике в тайм-кафе «Странные дела» мы видели его второго персонажа — Марка Пустого: вальяжного молодого человека, который в гранжевом стиле перепел несколько хитов Кира Отлетая. В этот раз пришел сам Кир Отлетай и исполнил парочку композиций Марка Пустого. Разумеется, в своем «отлетаевском» стиле — чутко прочувствованном.

Нет ничего удивительно в том, что и первый, и второй эксперимент выглядели хоть и оригинально, но все равно убедительно  — автор-то у песен все ж таки один, и суть их от стиля исполнения не меняется. Задиристо-злая «Мельница» и смиренно-печальная «Мементо» напоминают о тех временах, когда еще существовал сайд-проект Игоря «Маньяк Проджект». Потому что от «Маньяка» этим песням достался чуждый Киру суровый взгляд на мир и столь же несвойственные ему речитативы. Которые, тем не менее, прозвучали в его исполнении неожиданно органично.

В результате получилось, что Маленький Принц повзрослел, измученный попытками докричаться до зачерствевших, усталых взрослых детей. Теперь он не зовет их за собой в свою сказку, а учится жить в их суровой реальности. У Кира получается: он не поддается этому миру, где «грязные пальцы тянутся взять золотое руно». И хотя он периодически «отпевает» наивного юношу, павшего в неравной борьбе с безжалостной действительностью, в любовь он по-прежнему верит. В этом меня убедила его новая песня «После тумана» — бодрая, воодушевленная, обнадеживающая. Про злую печать, которую еще можно стереть со лба. И в этой песне Кир не один.

А новых песен было две. Вторая — мой новый, безусловный фаворит: «Темный лес». Она сложная, накрепко прошитая убористыми строчками сложносоставных образов. Она по-отлетаевски мелодична и по «маньяковски» отчаянно безнадежна. И вот она, пожалуй, стала лучшим переходом от прежнего Кира к новому персонажу. Кем бы он ни оказался в конечном итоге. 

При всей этой смене настроений, философий и мировоззрений на сцене Кир оставался Киром — застенчивым, искренним, посмеивающимся над собой, открыто ведущим с публикой беседы о своих мыслях и чувствах. И мне радостно было видеть его таким.


Нимфея

Хедлайнером этого фестиваля стала группа «Нимфея» в полном электрическом составе. Песни этого коллектива раз от разу становятся все краше. Их оригинальность становится все ярче, как фотоснимок, сделанный на «Полароиде». Или как в живописи. Акустические песни Регины были красивым акварельным эскизом, сочные краски легли на этот рисунок с появлением перкуссии и поистине виртуозной гитары. А барабаны и бас-гитара оттенили и дополнили эту палитру, усилив ее насыщенность вдвое.

На протяжении всей осени мы увлеченно наблюдали за тем, как группа расцветает буквально на глазах. Вот их сольник в чистой акустике, вот несколько пробных песен в электричестве, вот небольшая программа с кахоном и басухой… И вот теперь — полноформатная, полностью электрическая программа из самых мощных хитов на сцене «Места событий»!

 Народ ждал, предвкушал и был готов. Я на пять минут вышла из заставленного стульями зрительного зала, а вернулась уже на расчищенный перед сценой танцпол, заполненный ярыми поклонниками, жаждущими танцев. И я охотно присоединилась к ним.

Перемены были налицо. Некоторые песни «Нимфеи» стали более плавными, мечтательными. Некоторые — более рокерскими. Инструментальные проигрыши — настоящие произведения искусства: они были не просто украшением композиций, а полноправной ее частью, равноценной куплетам и припевам. Я словно впервые слушала все эти давно знакомые песни: мистического «Гостя»,  вдохновенную «Струну», неожиданно зажигательную «Мою любовь». Слушала — и узнавала, и не узнавала их одновременно, открывая для себя новые грани любимых мелодий.

Песня «Лу фон Шаломе» «Голову мою» прочно вошла в арсенал «Нимфеи». Как и «Казачья молитва», и «Беги» «Золота Сив». Все они привнесли в программу долю фольклорных мотивов, словно напоминание о прошлом. Эффект был схожим с вышеупомянутым «отлетаевским»: с нынешним репертуаром, далеким от фолка,  они уже заметно контрастировали, но тем не менее звучали очень органично. К тому же помогали более полно раскрыться голосу Регины, проявляя его скрытые потенциалы. В припеве песни «Голову мою» он восходит на такие вокальные высоты по таким сложным ступеням, что я зачарованно забываю дышать. 

Народ отплясывал неистово. Танцевальный кураж достиг своего апогея, мы все приглашали друг друга то в хороводы, то попарно, то просто зажигали в едином порыве, сплоченные любимой музыкой. Это был апофеоз, который всегда хочется удерживать как можно дольше. И после целого часа танцев под «Нимфею», после общей программы «Другой музыки» длинной более трех часов мы все равно кричали: «Мало! Еще!!»

И хотя мы выжали из этого вечера все соки, захмелев от упоения, не было в этом коктейле послевкусия грусти от закончившегося праздника. Как обычно бывает после концертов приезжих звезд, которые еще неизвестно когда теперь вернутся. В этот раз не было горечи. Потому что «Другая музыка» — это тот праздник, который всегда с нами. Это артисты нашего города, которые совсем рядом. Которые — наши друзья. И я еще никогда не была к сказке так восхитительно близко.     

_ _ _ _ _

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.