«Ты бросаешь свет туда, где лежит тьма»

Репортаж о сольном концерте Кира Отлетая в Музее современного искусства (21.08.19)

«Я бросаю свет туда, где лежит тьма…»

Стоило услышать эту фразу в любимом диснеевском мультфильме, как я тут же подумала, что это про музыку Кира Отлетая. Свой сольный концерт в Музее современного искусства он с долей самоиронии назвал «Про детство, фантазию и всякое трагичное». А я потом несколько дней бунтовала против этого «трагичного», доказывая, что нет в его творчестве трагичного, а есть меланхолия и есть свет. Много света. И этот свет — самое главное.

Зато фантазии и детства на концерте было, действительно, много. Стоило гостям музыкального вечера оказаться в музее, как нас тут же окутала атмосфера уюта и домашнего праздника. Совсем как в детстве, когда на День рождения или Новый Год приходит целая толпа друзей. Толпа друзей была — все свои, хорошо знакомые «теплые» люди. И был праздничный антураж — виновник торжества об этом позаботился.  Импровизированную сцену украшали яркие гирлянды, в чашках дымились необыкновенно вкусные чаи, вместо билетов были яркие наклейки с фразами из песен Кира. А еще был торт! Кир Отлетай приготовил его сам и очень переживал, хорошо ли он получился) Зря переживал! Торт оказался восхитительным и разлетелся по тарелкам ценителей в мгновение ока)  

Кир сразу оговорился, что этот концерт будет просто концертом, а не моноспектаклем. Поэтому перевоплощения не было:  непринужденное общение до начала выступления все так же непринужденно перетекло в сам концерт. Просто артист облачился в свой традиционный сюртук и расположился на сцене, в окружении своих инструментов — при этом продолжил общение с гостями.

Вообще, если честно, я и раньше едва ли замечала эти перевоплощения Игоря в Кира Отлетая. Перед моноспектаклем он уходил за сцену «вживаться в роль», но в моих глазах не менялся ничуть. Просто как будто разрешал себе поговорить о сокровенном, оставаясь при этом самим собой… Однажды я спросила Игоря, насколько он — Кир Отлетай. Вот прям в процентах. Игорь ответил, что Кир Отлетай — это где-то процентов шестьдесят его внутреннего мира. Но я все смотрю-смотрю, слушаю-слушаю — и Игоря, и Отлетая — и не вижу той грани, которая отделяла бы одного от другого.

И в этом — истинная гармония.

Потому что знавала я иных романтиков. Которые на сцене и в творчестве были так убедительны в своем возвышенном образе, а в реальной жизни оказывались бесконечно далеки от него. И диссонанс этот был настолько контрастен, что коробил, как скрип пенопласта по стеклу.   

Отлетай же — всегда Отлетай. Он в своем изысканном романтизме весьма органичен, в каких бы обстоятельствах я его ни встречала. Искренен, как ребенок — чуткий, внимательный, наивный. Иногда озорной и ироничный. Тонко чувствующий, фантазирующий, ищущий душевное тепло, верящий в чудо, видящий вокруг сказки. Поэтому тема детства для него всегда обостренно актуальна.

Она и открывала концерт — тема детства. «Дурак», «Человек на луне» и «Маленький воин» стали главными символами этого выступления.

Вообще первое отделение состояло из самых сильных песен, которые Кир нечасто исполняет на сборных выступлениях. Наверное, как раз из-за их сложности и глубины. Философичная «До конца», боевая «Underdog», тот же отчаянный «Дурак» способны далеко и надолго увести в лабиринты сознания, опутать размышлениями и оставить с таким терпким послевкусием, что потом сложно переключаться на что-то другое.

Я впервые осознала, что «Привычная и «В мире никого» сливаются для меня в одну взаимосвязь и неотделимы друг от друга. Хотя, казалось бы, песни совсем о разном, пропитаны разным настроением. Но эта самоотреченная осень, царящая в них обеих, сшивает две самостоятельные композиции в единое полотно. Я только пока не могу решить, какая из них — «глава первая», а какая — «глава вторая».     

«Возьми меня с собой», если не ошибаюсь, тоже была в первом отделении. Она тоже сложная — но уже не столько из-за смысла, сколько из-за технической составляющей. На ней Кир использует максимум своих электронных «примочек» и звучит как настоящий камерный оркестр. Из-за этого композиция каждый раз получается разной, а я ни разу не могу ее записать. Потому что всегда зачарованно замираю на две с половиной минуты и не могу заставить себя смотреть на это магическое действо через объектив. Процесс видеосъемки уничтожает ощущение сопричастности. А в этой песне оно для меня важно, как ни в одной другой.

Небольшие лирические отступления в прозе, как обычно, скрепляли песни в единую композицию. Позволяли им плавно перетекать друг в друга, сливаясь в единую историю о поиске себя и своего счастья в холодном, безжалостном мире. Но в этот раз вместо монологов были диалоги с публикой: Кир приглашал друзей к себе на сцену, беседовал с ними и рассказывал о них остальным зрителям, шутил, отвечал на реплики из зала. Казалось, в выступлении задействованы все, никто не был обделен вниманием.

Первое отделение от второго отделяла совершенно внезапная «Шаганэ»! Мало того, что Кир ее здорово исполнил, так еще и на импровизированном бэк-вокале были девушки: Регина-Нимфея и Юля очень украсили композицию своими голосами. Вообще публика встретила есенинские мотивы так воодушевленно, что, похоже, теперь «Шаганэ» входит в обязательную отлетаевскую программу)

Я увлеченно снимала почти все первое отделение. Зато второе отделение вообще не снимала. Потому что там посыпались хиты, которые мы с подругой Машей увлеченно пели во весь голос, и записывать там что-то смысла уже не было) И желания отвлекаться на видеозапись не было тоже. Было желание полностью раствориться в этих песнях, до полной экзальтации, до упоения, до слез. Были и «Тишина», и «Моя Эл», и «Унесенный призраками», и новый хитяра «Лети». «Дамаску» снова подпевали всем девичьим хором, благодаря этому он обрел особую пряность, восточную аутентичность. Тем более что подпевали барышни, действительно умеющие петь)

Был эксклюзив: «Догорю» с прежним текстом. Оказывается, у этой песни есть тайный «прежний текст», который потом был полностью переписан. Новый-то звучит, как шаманское заклинание, а старый вовсе ввел меня в транс, таким он оказался витиеватым и живописным. Или вот «Солнце в янтаре» — старая песня, которой нет в записи, и на живых выступлениях она едва ли когда-нибудь звучала на моей памяти. Добрая история о ценности воспоминаний и о том, как можно уметь вспоминать об ушедшем радостно, без грусти. Редкий талант.

Была еще третья часть концерта — она стала отделением «по заявкам». Черпая энергию в наших восторгах, Отлетай, певший уже больше часа, вовсе не казался уставшим и самоотверженно исполнил все наши музыкальные пожелания. В том числе самые редкие песни: Машину любимую «На краю», мою любимую «Обниму», наш общий любимый «Дом». Кто-то вспомнил «Чужого» с «Терапии», и он стал еще одним изысканным украшением программы. Отчего раньше Кир его не пел? Завораживающая песня.  

А еще пела Регина: исполнила свою чарующе нежную балладу «С тобой». А еще выступала совсем маленькая артистка из числа гостей: во время перерыва она так роскошно сыграла на пианино, что все матерые музыканты оставили свои дела и пошли удивленно смотреть на маленькую девочку, которая так непринужденно управляется с черно-белыми клавишами.  

Знаете, что в итоге? Люди едут на Аркаим и в иные места духовной силы, чтобы медитировать и обретать внутреннее равновесие. Мне для этого достаточно послушать сольник Кира Отлетая. Не просто выступление на сборнике, где артист толком не успевает раскрыться, а успевает только поманить за собой. Нет, для полной перезагрузки нужен именно сольный концерт, где только Кир — хозяин всей своей электронно-струнной мистерии, всех праздничных лампочек, всех «космических» микрофонов, всех кремовых тортов, всей домашней, праздничной или колдовской атмосферы. Вот это настоящая встреча с магией.   

Перед началом концерта Кир в шутку предложил нам помедитировать и переключить сознание на состояние детства, когда всему радуешься и удивляешься. Под эхо струн мы послушно закрыли глаза и с улыбками делали вид, что погрузились в медитацию. Но шутки шутками, а медитация, похоже, удалась. Только она была не той традиционной медитацией, когда сидишь в тишине в «позе лотоса» и постигаешь дзен, а вот такой необычной — с песнями, доверительными беседами, воспоминаниями, смехом, объятиями. И тортом) Один мой близкий друг однажды сказал, что медитация вообще может быть какой угодно, лишь бы приводила к внутренней гармонии.

Меня — привела. Я греюсь песнями Отлетая, как теплом камина в зимнюю ночь. Вижу в них утренний свет, который развеет мрак любой дремучей чащи. Только они ведут меня туда, где я однажды ощутила, что весь мир — это любовь, и весь он во мне, а я — и есть весь мир.  

А Отлетай говорит — «всякое трагичное»))

Во время перерыва я отрешенно смотрела на отлетаевские педальки и микрофоны, которые создают фирменный антураж, и думала… В тот сумасшедший осенний день год назад мы с подругой Машей ведь опаздывали на его выступление полностью. Мы знали, что приедем к самому завершению. Вот все будут надевать пальто и уходить, а мы только придем!) Вот прям в дверях с ними столкнемся))

Но мы, промерзшие и валящиеся с ног от усталости, почему-то все равно примчались на такси на сольный концерт тогда совершенно незнакомого нам Кира Отлетая, про которого все хором говорили нам — «он волшебник». И потом мы ни на секунду не пожалели об этом. Потому что тот вечер знакомства стал судьбоносным. И теперь я уже не могу без этих песен ни дня. И каждый сольный концерт удивляюсь тому, что могу слушать их вот так, вживую, общаться с их автором… Могу даже поехать в Казань, чтобы еще два дня наслаждаться вот этой живой магией, и вся она будет моя!

И я поехала, разумеется, но это уже другая история))

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.