Sahara Camels: Уфа — рок-столица!

30 мая 2018 года в кинотеатре «Родина» состоялся спецпоказ фильма Евгения Григорьева «Про рок». В этот вечер в числе зрителей были и уфимские музыканты, которые исполнили небольшие акустические сеты после просмотра фильма. Мы пообщались с одними из участников мероприятия — группой Sahara Camels.  

— Поделитесь вашими впечатлениями от фильма.

Николай: — Вещь  в целом хорошая, но ожидал я от нее совсем не то, что получил. Я думал, что это будет крутая пропаганда рок-музыки. Но на деле нам показали какую-то «подноготную». Причем «подноготную» не сильных команд, а команд, которые изначально ничего не добились и с таким подходом ничего не добьются никогда. Весь фильм они просто ныли, пьянствовали и ничего, по сути, не делали. У них была офигительная возможность: взять камеру и сняться в фильме, чтобы показать свою группу по всей России — но они сделали это очень скучно. Я считаю, создатели фильма просто не тех ребят подобрали. Либо фильм просто был не о том, о чем я хотел. У меня были слишком завышены ожидания, наверное. Я бы хотел посмотреть вторую часть, но с группами, которые реально добьются успеха.

Никита: — Я от фильма ничего особо не ждал, но на какую-то мораль в конце рассчитывал. На мой взгляд в фильме должен быть посыл, побуждающий к чему-то стремиться. Но все, что было в фильме — это музыканты, которые хотят что-то получать, но при этом ничего не делают. Много моментов отталкивающих: вроде того эпизода с «Нашествия», когда у сцены всего два человека. Это печально, хоть и жизненно, конечно… Артур, дополнишь?

Артур: — Я подавлен…

— Фильмом?

Никита: — Да, вот именно, он уныние больше вызывает, чем подъем.

Артур: — Временами я ставил себя на место этих музыкантов из фильма и в какие-то моменты сильно переживал. Особенно проникновенный момент, когда лидер группы «Cosmic Latte» жалуется на жизнь: в нем очень сильные, искренние эмоции. У меня когда-то было что-то подобное… Ну, и я тоже считаю, что выбор главных героев не очень удачен. Мне кажется, если музыканты будут продолжать действовать в том же духе, что и герои фильма, мы просто окончательно потеряем основу рок-культуры.

Никита: — Я понял, почему рок-индустрия застряла. Из-за вот таких вот людей, какие в фильме показаны.

Николай: — Но музыканты, вроде нас, ее вытащат.

Артур: — Да. Будем стараться, по крайней мере, вытаскивать.

Николай: — У аудитории, которая не знакома с нормальными группами, из-за фильма сложится впечатление, что все музыканты бухают и ноют — и всё. Как будто мы такие ранимые и слабые. Но это вообще не так!

Александр: — Как будто, если к нам придет лидер «Смысловых галлюцинаций» и скажет: «Ребят, давайте мы вас будем продвигать?», мы начинаем рыдать, бухать и причитать: «Нееет, только не это, это так тяжело, мы не готовы!». Как те ребята из «Городка чекистов». Если они не готовы, они зачем вообще этим занимаются?.. В общем, я зарезюмирую: режиссер неправильно выбрал город.

Николай: — Да, надо было ехать в Уфу. Уфа — рок-столица!

 

— Продолжая тему фильма: у вас когда-нибудь возникало сомнение в выбранном пути? Как сказал один из персонажей: «Я художник, я не музыкант».

Николай: — Нет. Я с 16 лет мечтаю стать рок-звездой и стремлюсь туда всеми силами.

Артур: — Я тоже с 16 лет об этом мечтаю. Но это не мешает нам заниматься целой кучей других вещей. Нельзя ограничивать себя в чем-то, нужно расширять свои границы. Вот, к примеру, Коля на днях освоил Corel Draw и прочие разные векторные программы, начал проектировать логотипы и заставки. Саня — барабанщик, но он также начал монтировать видеоблоги. Я тоже успеваю находить время на то, что мне очень нравится.  Работаю в тату студии, делаю художественные татуировки, занимаюсь фотосъемкой, делаю скульптуры изо льда и гипса.

Николай: — Никита по образованию без пяти минут магистр по специальности «машиностроение». Помимо этого он офигенный коллекционер: он собирает комиксы, статуэтки. Это круто!

Никита: — Ну, это немного ребячество. Не знающий человек, попавший в мою комнату, наверное, посчитал бы, что это комната ребенка.

Артур: — Так это здОрово! Самое важное для человека вне зависимости от возраста — это сохранить в себе ребенка.

Никита (с улыбкой): — В нашей команде, я думаю, ни у кого с этим проблем нет.

Николай (с восторгом, сквозь общий смех): — Да это же очевидно! Мы же все хотим стать рок-звездами!..

Александр: — Вообще у нас неверно трактуется понятие взрослости. Наличие внутреннего ребенка не означает глупость и незрелость мышления. Люди, сохранившие ребенка в душе, подчас ведут себя гораздо мудрее и адекватнее иных взрослых. При этом они не утратили умение наслаждаться жизнью, умение видеть красоту мира, радоваться ему, мечтать и стремиться к своей мечте.

Николай: — А, кстати, помните еще один момент в фильме, когда у всех музыкантов по очереди спрашивают: «А что дальше?» И все зависают: мол, «А, действительно, что дальше? А дальше будет? А вы нам не сказали!». У меня ни много, ни мало стадион Уэмбли там где-то в конце.

Артур: — Я раньше мечтал об Олимпийском, как и многие музыканты. Но Коля однажды сказал: «Уэмбли». Это крутой стадион в Англии. И сейчас я ставлю себе цель выучить английский язык, потому что если мы поедем туда выступать, мне придется на нем и петь, и разговаривать.

Александр: — Я зарезюмирую тему о сомнениях в выбранном пути и их преодолении. Музыкант, который хочет кому-то что-то доказать, не должен разграничивать понятия. Вот вам аллегория. Если представить нашу жизнь, как дорогу, то разные наши призвания не должны восприниматься как разные ответвления. Будь ты художник, музыкант или кто-то еще — все это лишь разные полосы на нашей дороге, и все они должны быть рядом. Их может быть бесконечное количество. Если ты художник и музыкант в одном лице, ты просто расширяешь свою дорогу, а не сворачиваешь с нее. Ты не должны быть ИЛИ там, ИЛИ там. Ты должен быть И там, И там.

— Но у людей часто возникают проблемы с мотивацией. Чем вы себя мотивируете?

Николай (воодушевленно): — Тем, что у нас будет Уэмбли!

Александр: — Господи, да если у тебя шило в одном месте, если ты горишь своим делом, какая проблема может быть с мотивацией? Тебя, как ракетой, просто тащит вперед и всё.

— Но не у всех есть такая ракета. У творческих людей периодически неизбежно возникают мысли: «Это никому, кроме меня не нужно, и зачем тогда это все»?  

Артур: — Ну, тут, наверное, нужна вера. Меня больше двигает вперед то, что я верю в команду. Верю в то, что мы делаем. Верю в то, что будет дальше. Без этого команда рассыплется. Необходимо поддерживать друг друга, дружить. Самое главное в коллективе — это дружба.

Никита: — Дружба помогает, да.

Николай: — Не понимаю музыкантов, которые считают, что можно работать в творческом коллективе и не быть с ними друзьями.

Артур: — Друзья чувствуют на сцене друг друга. С приглашенными музыкантами такого не бывает: они безучастно отыграли свою партию — и всё. Нет слаженности работы, все рассыпается. А группа должна быть единым организмом.

Александр: — Резюмируя. Если творческий человек адекватен, он всегда будет помнить о том, что жизнь — не прямая полоса, а взлеты и падения. Если наступает темная полоса и тебе кажется, что все плохо, ты должен помнить, что это закончится.

Николай: — Ты упал, оттолкнулся и прыгнул еще выше.

Александр: — Именно. Все ровно не бывает никогда.

Николай: — Но помимо мотивации есть еще одна важная вещь — дисциплина.

Никита (с улыбкой): — Ты у меня это сейчас с языка снял.

Николай: — Без дисциплины у нас не было бы такого раскаченного сообщества в соцсетях. Никита тщательно работает над ним, следит в нем за порядком — поэтому у нас там уже почти пять тысяч подписчиков.

Никита: — У меня нет к этому мотивации: это не интересно, мне этим не хочется заниматься. Но это нужно делать, и тут имеет место не мотивация, а именно дисциплина.

Николай: — Точно так же Артур должен распеться, а я — разыграться, чтобы хорошо выступить. Для этого тоже нужна дисциплина.

— Ну, и удовольствие от самого процесса творчества, я так понимаю, мотивирует к движению вперед?

(хором, наперебой) — Ну, разумеется! Это обязательно! А как без него?!

Артур: — А я еще всегда стараюсь исполнить какую-нибудь свою маленькую мечту. На первом сольнике я прыгнул в толпу, как давно мечтал. Правда, получилось не совсем так, как хотелось. Я сначала прыгнул, а потом уже понял, что парни стоят в другой стороне, и я лечу в толпу девочек! Но, представьте себе, они меня удержали! После этого была еще попытка номер два, но тут я уже прицелился. Второй раз был более удачный: парни были уже готовы, меня поймали и благополучно вернули на сцену. Ну, как вернули… вытолкнули обратно.

Николай: — Если точнее, выкинули в меня…

Никита: — В меня тебя тоже кидали. Ты прыгнул в толпу, и стоило мне выйти на середину сцены, как ты тут же в меня прилетел.

Николай: — Я тоже хочу в толпу прыгнуть!

Александр: — И я!

Никита: — Все хотят. Давайте по очереди.

Артур: — Есть и другой очень эмоциональный момент в наших выступлениях: когда я прошу людей присесть, а потом одновременно подпрыгнуть. И меня до дрожи проняло, когда в Москве подпрыгнули тысяча человек— это было зрелище! Получается, Москва прониклась нашим творчеством.

— Как вы считаете, люди больше слушают вашу музыку или к словам тоже прислушиваются?

Николай: — Они их даже поют. Поэтому мы стараемся в наших песнях задавать позитивный настрой. Мотивируем людей работать над собой, жить здесь и сейчас.

Александр: — Некоторые пишут нам в соцсетях, благодарят за песни, просят слова, аккорды.

Никита: — Думаю, эта обратная реакция будет усиливаться с выходом новых треков. Когда будет  больше песен, когда мы их запишем. Потому что сейчас на концертах исполняется много незаписанного репертуара.

— А когда запись планируется? Когда ждать новинки?

Никита: — Пока сложно сказать точно. Но постараемся порадовать поклонников в ближайшее время.

Александр: — Мы не сидим на месте, работа над новым материалом идет активно и продуктивно. Пробуем и что-то новое, но тут я, пожалуй, замолчу. Это из рубрики: «Секретики».

Автор текста, фото и видео: Кристина Гофман

_ _ _ Другие материалы о Sahara Camels_ _ _

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.