«Технология» в Набережных Челнах («Максимилианс», 20.04.2013)

DSC08858

Приключение в Набережных Челнах началось с обязательного доброго предзнаменования: ресторан «Максимилианс», в котором намечался сольный концерт «Технологии», находился на остановке «Театр кукол». В Уфе мой дом находился поблизости от одноименной остановки. Будто домой приехала!..

Ресторан «Максимилианс» просто бросился в глаза, стоило мне покинуть маршрутку и поднять глаза от дороги— даже искать не пришлось. Примчалась я сюда, чтобы заранее купить билет… и в робкой надежде узнать у персонала ресторана, когда будет саундчек.

«Впрочем, наверняка, в добрых традициях, я снова опоздала на саундчек, ведь время уже четыре часа дня…» — думала я, поднимаясь на крыльцо.

Потянув на себя тяжелую резную дверь, я оказалась в царстве золотисто-желтого цвета. Все правильно: это же цвет пива, которым славится «Максимилианс»… Обменявшись жизнерадостными приветствиями с приветливой администраторшей, я приобрела входнйо билет без места и тут… за спиной  девушки-администратора заметила Стаса Веселова, барабанщика группы «Технология»! А через мгновение услышала «Полчаса» из глубины зала…

С трудом веря, что по чистой случайности пришла вовремя и успела на саундчек, я напрочь забыла, что Стас всего раз видел меня мельком в Екатеринбурге и по всей логике не должен помнить в лицо. Поэтому я радостно помахала ему рукой из-за администраторши, и он вежливо ответил ей тем же, явно скрывая недоумение.

Возможно, именно благодаря этому администраторша без проблем и лишних вопросов пропустила меня в зал. Где я подкралась к стоящему ко мне спиной Роману Рябцеву и довольным голосом процитировала «В интересах следствия»: «Сверхсекретного свиданья никто не слышыыыт!..». На самом деле это было самое несекретное из всех «свиданий» с группой: о своем приезде я растрезвонила по всему форуму еще за два месяца до приезда. Но увидеть меня здесь именно сейчас, вероятно, мало кто ожидал…

Поздоровавшись и пообнимавшись со всеми «технологами», я сияла искренним счастьем, была чуть суетливой и на диво разговорчивой. Но на самом деле я заново училась смелости. Но училась успешно: достала фотоаппарат и озадачилась подробной съемкой саундчека. Потому что концертных записей существует множество, а вот «закулисные» видео наперечет…

На сцене царил мягкий полумрак и почти домашняя обстановка. Клетчатые рубашки Романа и Алексея этому уюту весьма способствовали. Владимир с чашкой чая в руке напевал в микрофон «Полчаса», снова и снова, будто мантру. Рома неспешно перебирал гитарные струны и напевал «У любви как у пташки крылья». Матвей пробегал пальцами по клавишам, извлекая из инструмента знакомые и незнакомые мотивы, потом сел за барабаны Стаса и воскликнул:

— Я хочу быть барабанщиком! Так классно сидя работать!.. — Но Стас быстро вернулся к своему инструменту, и Матвею снова пришлось стать клавишником.

Звучали соло: вокальное, клавишное, гитарное, барабанное — сначала каждый настраивался индивидуально, и это было завораживающее зрелище.

А дальше воспоследовала череда  разнообразных версий «Полчаса», включая эксклюзив-версию «Все тлен» от Роман Рябцева. Вообще, если сначала все были серьезные и сосредоточенные, то по мере настройки инструментов начинали все больше шутить и импровизировать. Я старалась поймать все это в кадр, почти не выключая фотоаппарат, но при этом забывала смотреть в объектив, ловя улыбки и взгляды, по которым так соскучилась. От усиленных съемок фотоаппарат стремительно разряжался, жаловался на переполненную память, кадр все время шатался, но все это казалось сейчас таким маловажным. Главным была причастность к таинствам закулисного музыкального быта.

— А давайте «Камни» споем, — предложил Рома, когда «Полчаса» прозвучали уже больше десятка раз.

— Давайте, — поддержал Леша, совершенно серьезно добавив: — Я хоть послушаю.

— А что это за песня такая? — невозмутимо вопросил Матвей и тут же запустил «Камни».

Были танцы — не «странные», но технологические. То Матвей маршировал за синтезатором, то Владимир приплясывал с микрофонной стойкой.

— Вова, а кто петь будет? — интересовался Роман, когда Владимир слишком увлекался танцами, пропуская свои партии.

Я приплясывать робела, поэтому просто подпевала и ходила старательно-аккуратно мимо мотков проводов, осветительных приборов и мониторов, которые «будут дуть людям в ноги», потому что «иначе в вип-зоне дыра»… К концу репетиции я уже втянулась: понимала жаргонные выраженьица и полностью  игнорировала пронзительный свист звуковых приборов. «Полчаса» меж тем вошла в кровь и стала неотъемлемой частью моего сознания: хотелось любую фразу рифмовать и подгонять под ритм этой песни. При этом я не могла сказать, что это меня раздражало.

Помимо «Полчаса» и жестко-рОковых «Камней» были еще «Песни ни о чем» и «Люди» — парочка любимых лирических композиции, звучащих раз от разу все свежее и современнее.

А потом мне пришлось заставить себя уйти. Время приближалось к шести вечера, а нужно было еще искать гостиницу со свободными номерами, успеть погулять по городу и не заблудиться…

Дожидаясь такси, я сидела за звуковым пультом (пока Леша где-то пропадал), и с деловым видом воображала себя звукачом. При этом старательно не смотрела на лежащий рядом листок бумаги, подозревая, что это сет-лист, который должен оставаться в тайне. Я люблю сюрпризы…

… «Тут столько зелени и столько неба! Тут все на великах и роликах! Тут широченные дороги, тихо и тепло, и пахнет одуванчиками! Тут красивые люди! Тут так здорово!» — написала я подруге в смс-ке после прогулки по городу. На что получила очень проницательный ответ: «Просто тут выступает «Технология», поэтому все так красиво, да?)))»

 

… В девятом часу ликующая я влетела в «Максимилианс» и едва не врезалась в густую толпу у стойки уже знакомой администраторши. Я изумленно глядела битком набитый ресторан и расплылась в довольной улыбке: сегодня, гуляя по пустому залу, я и подумать не могла, что сюда вместится столько зрителей. Хорошо, если они не будут забывать отвлекаться от еды…

Центральный проход к сцене охранники оцепили красными лентами — прямо-таки Каннский фестиваль! Пришлось брести к боковому проходу, стоя едва ли не в обнимку с аудиоколонкой. Поначалу меня это испугало, но стоило зазвучать первой композиции, как девушка с удивлением поняла, что близость динамиков совершенно не напрягает: чистый звук не бил по ушам и не давил на все внутренние органы. Гораздо хуже дело обстояло с освещением!

«Ну кто?.. Кто придумал подсвечивать артистов откуда-то снизу густо-синим и ярко-красным светом? Чтобы тень от микрофона падала на лица, а на фото получались исключительно красно-синие пятна!» — ворчала я, впадая в панику из-за невозможности нормально снимать, из-за нехватки памяти на карте, из-за разряженной саундчеком батарейки.

В общем, почти сразу же я убрала в карман фотоаппарат и внезапно приняла решение достать вместо него… очки. Да, впервые в жизни я была на концерте в очках. Без них в этом насыщенном цветом сумраке мне не было  видно взглядов и улыбок музыкантов, а для меня это было одной из самых главных составляющих.

Видимо, за год я забыла все традиции и удивилась, услышав первой песней- «Один». Обычно первой была инструменталка от Матвея, но, видимо, «технологи» решили, что ресторанная публика не оценит тонкостей. Поэтому же, видимо, список состоял из самых хитовых хитов.

Когда загремела «Все, что ты хочешь», публика, вопреки всем моим ожиданиям, мгновенно заполнила все свободные места у сцены, покинув столы. Вот оно — духовная пища оказалась привлекательнее! В основном, конечно, тут были  девчонки в прекрасном расположении духа: они сюда пришли явно не поесть, а насладиться музыкой.

Так как толпились слушатели по обоим бокам от сцены, началось что-то вроде игры: справа, там, где оказалась я, стоял Роман с гитарой, поэтому эта часть зала громче пела, а там, по «левому флангу» зажигал Владимир, и там зрители яростнее размахивали руками. Периодически две половины публики устраивали «соревнования»: весело переглядываясь со стоящими напротив, они то размахивали руками, как маятниками, под «Полчаса» — кто дольше и задорнее, то старательно пели под «Рано или поздно» — кто лучше…

«Рано или поздно» стала отдельной историей! Две подружки, стоящие рядом со мной, услышав знакомое начало, несказанно обрадовались, будто этот хитяра оказался для них полной неожиданностью:

— Слышишь, Ань? Слышишь?! Это же та самая, «Рано или поздно»! Зови сюда Игоря танцевать, скорее-скорее!

Все повытаскивали своих кавалеров из-за столов и устроили танцы, но потом леди, видимо, отпустили джентльменов, и началась «битва женских хоров» с двух сторон от сцены. Я оторопела: она никогда не слышала, чтобы так красиво, звонко и чисто пели из зала! Девочки, в чью компанию затесалась я, пели так слаженно, будто их специально подбирали по тональности, а потом поставили всем голос и усиленно репетировали именно «Рано или поздно»! Казалось, удивился даже Роман: до этого выглядящий очень серьезно, тут он не мог не улыбнуться и не похвалить поклонниц. Я эту похвалу на свой счет не приняла: я не пела, а просто слушала это удивительное «Рано или поздно» с девичьим бэк-вокалом.

В общем, тут они «сделали» конкурентов по левую сторону сцены. Те отыгрались на «Сигнале» — бодрее махали руками-антеннами, принимая послания из космоса. Роман и Владимир быстро привели зрителей «в ничью», поменявшись местами на время. И когда заиграла «Нажми на кнопку», действительно, восторг кипел равномерно вокруг всей сцены! Это тоже традиция: чем бы не был занят зал, где бы не происходил концерт — на «Кнопку» выскакивают все и отовсюду. Владимир был в ударе, успевая зажечь и с «правыми», и с «левыми», и с теми, кто сидел на своих местах по центру.

На «Латексе» многие, похоже, отдыхали, зато я растанцевалась. А когда начались «Песни ни о чем», меня вообще было не остановить: на всех сотовых телефонах, наверное, засветилась, мешая вести съемку. Причем каждый концерт повторялось одно и то же: я очень полюбила эту песню, поэтому каждый раз намеревалась заснять ее на видео целиком. Но у же к припеву понимала, что невозможно стоять столбом и снимать, когда звучит такое! И я бросала съемку на полпути, начиная «зажигать», потом укоряя себя за то, что ни одного нормального видео нет: Крэдэри опять все протанцевала!

Вообще, концерт в объективе фотоаппарата — это явно не для меня. В этот раз тем более, ведь я открыла для себя эту удивительную возможность — смотреть на сцену через очки! «Почему я не надевала их раньше?! Как хорошо все видно! Даже выражение лица Стаса, который оказался дальше всех от «нашего» края сцены» — думала про себя я, стараясь не вспоминать о том, как меня смущает моя «вторая пара глаз».

Из особых приятностей: прозвучали «Имитатор», «Саморазрушение» и «Латекс». Была новая версия «Начальника Вселенной» и к вящему моему изумлению не было «Дивного нового мира». Колоритно прозвучала «Следи за собой» среди столов, уставленных яствами. Такое напоминание, что все бренно именно там, где бренное культивируется.

«Саморазрушение» — кульминация на разрыв моих обостренных восторженных чувств. «Полчаса», ставшая родной после саундчека.

И «Странные танцы» — внезапно без «Rent’a»… Забавная получилась картинка: полное, абсолютное ликование зала под знакомое до слез начало «Танцев» — и на фоне этого всеобщего экстаза вытянутое в испуганном изумлении мое лицо: «Уже все???» Я-то знала, что «Танцы» неизменно завершают… Этот час с небольшим пролетел для меня как пять минут, никогда еще время на концерте не летело так быстро! Пол песни я просто смотрела на часы и совершенно искренне не могла поверить. А потом еще и «Танцы» завершились внезапно-традиционно, и я вообще загрустила.

Правда, это не помешало мне громче всех орать: «Еще!!» — скорее даже помогло. Рядом  кричали: «Браво!», а я упрямо кричала: «Еще!» Эту почти ультимативную просьбу вскоре подхватили все, на что Рома ответил мягкой улыбкой: «Еще, что ли?» Видимо, публика убедительно голосила и вообще примерно вела себя во время концерта: «технологи» даже не стали уходить за кулисы, сразу подарив собравшимся бонус в виде «Камней» и «Холодного следа».

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.