Группа «Технология» в Уфе («Огни Уфы», 2007)

9ZWaKbbCFH8

Мой первый концерт группы «Технология» состоялся в Уфе в 2007 году. Перед этим я уже умудрилась пропустить один, поэтому этот визит любимой группы воспринимала как чудо и второй шанс, дарованный небесами. Столько лет, со школьной скамьи, я мечтала о встрече со своими техно-волшебниками, и вот теперь все должно было состояться. В томительном предвкушении концерта (я приобрела билет почти за месяц до события) я еще изредка сомневалась, стоит ли развеивать волшебную дымку с образов, которые я уже успела придумать. Быть может, лучше оставить любимую группу героями своих сказочных романов, таинственными незнакомцами, и не рушить свои представления о них реальной встречей? Но желание увидеть людей, творящих столь удивительные песни пересилило волнение. И 23 февраля, в День Защитника Отечества, и мы с подругой отправились в развлекательный комплекс «Огни Уфы».
Лично я трепетала от волнения, учитывая, что мы едва не опоздали. Врезультате в этой гонке со временем мы примчались едва ли на час раньше и еще долго бродили по коридорам и топтались на пустом танцполе в захватывающем предвкушении начала.
Но вот наконец свет в зале погас. В темноте, вспарываемой яркими вспышками света, публика хлынула к сцене. В первых рядах удержаться нам все же не удалось, но это, пожалуй, было бы лишним для гиперэмоциональной меня. Поэтому мы остались в импровизированном втором ряду, гипнотизируя пока пустую сцену.
Немигающим взором, словно боясь развеять видение, я наблюдала, как из-за кулис, в мерцающем сумраке один за другим выходят клавишники Алексей Савостин и Матвей Юдов, барабанщик Андрей Кохаев, занимая свои места у инструментов. А затем, за несколько мгновений до начала заветной «Кнопки» нас цене появились Роман Рябцев и Владимир Нечитайло. Итого: пятеро импозантных молодых мужчин в черных костюмах с металлическим отблеском деталей – женская часть присутствующих в эйфории. Мужская часть – в эйфории от воспоминаний, связанных с «Кнопкой», сейчас звучащей «вживую».
Я всю песню простояла неподвижно, подавшись вперед, то прижимая ладони к пылающим щекам, то трогательно складывая их в «замочек» на груди. Волнительный холодок по коже превратился в настоящий колкий и щекотливый иней. Голова кружилась так сильно, что танцевать просто не было возможности. А все вокруг «зажигали», взмахивая руками так эмоционально, что мне приходилось привставать на цыпочки, чтобы не отрывать глаз от музыкантов.
«Это они? Это правда они! Они вот прямо здесь! Так близко! Настоящая «Технология»!.. — красноречиво говорила моя улыбка до ушей и широко распахнутые глаза. — Видели бы меня сейчас «технологи»…».
Я понимала, что в цветных вспышках, в свете блуждающих прожекторов и в такой мельтешащей толчее возможно разглядеть далеко не все выражения лиц. Но мне, конечно, казалось, что каждый второй взгляд музыкантов пересекался с моим.
Под отгремевшие звуки «Нажми на кнопку» группа весело поздоровалась с жителями города. Я таяла от звука их голосов – таких задорных, приветливых… и непривычных. Ведь я впервые слышала, как мои кумиры не поют, а говорят. То, что Роман сказал «Превед» привело меня в восторг и сразу сделало его таким близким, настоящим.
— Сегодня День Защитника Отечества. Всех мужчин поздравляем, — добавил к приветствию Владимир. Роман продолжил, задумчиво перебирая струны своей гитары:
— А раз праздник мужской, музыка будет мужская – пожестче, – произнес он. После чего весело, с мимолетным теплом в голосе, добавил: – Ну и для девчонок что-нибудь.
Зал потонул в девичьем визге. А я, наконец, стряхнула с себя очарованное оцепенение и подумала, что концерт бывает не каждый день и надо «оторваться» по-полной, чтобы потом было, что вспомнить.
Поэтому я очень быстро приспособилась к ликующей толпе: все чаще присоединялась к радостным возгласам, все раскованнее танцевала. Впрочем, это было неудивительно: атмосфера царила максимально позитивная, как на встрече старых друзей. Роман и Владимир часто подходили к самому краю сцены: то сыграть восхитительное гитарное соло, то предложить попеть в микрофон зрителям, то пожать им руки.
Я сразу оценила своеобразный контраст: Владимир едва ли оставался на месте больше десяти секунд, находился в постоянном движении по сцене, оживленно жестикулировал, танцевал, то и дело подходя к краю сцены. Роман, в противоположность ему, больше времени проводил у микрофона, опустив глаза к гитаре с загадочной, мечтательной полуулыбкой, словно отрешившись от окружающего мира. Впрочем, и от него зал получил немало улыбок и внимания. И я каждый раз боялась, что кого-нибудь из солистов разгоряченная толпа стащит со сцены, когда они подходили слишком близко к зрителям… Я к своим любимцам не тянулась: робела. А если бы осмелилась, потом месяц руки не мыла бы…
Единственное, на что я решилась: на «Странных танцах», когда все подняли вверх свои телефоны, подсвечивая экранами вместо зажигалок (очень технологично), я подняла вверх руки, сложив пальцы сердечком.
Романтический настрой быстро сменился прежней оживленностью: свое любимое «Саморазрушение» я восприняла чуть ли не как персональный бонус и отплясывала от души.

q1fZbOOSBLQ
— А теперь страшная песня, всем бояццо, — ровным голосом объявил Роман.
И началась череда новых для меня композиций. «Ночного прохожего» я слушала очень заинтересовано, едва ли не наклонив голову на бок. Звук в зале был отличный: можно было легко разбирать слова. и они складывались в моем воображении в цельный, интригующий сюжет.
Вообще, чем особенно хороши песни «Технологии»: каждый понимает их по-своему, видит в них что-то свое. На «Последнем слове» и думать забыла о танцах – ловила каждую строчку, каждую ноту, почти что приоткрыв рот. После чего уверенно заявила:
— Это – моя любимая теперь! – ощущая особенные мурашки, которые появляются только от «особенных» песен.
— А теперь песня для взрослых, — объявил Роман, после чего моя подруга рассмеялась:
— Мне выйти?!!
«Латекс» — «песня для взрослых» — вогнал бы меня в краску, если бы я вслушивалась в слова. Но тут произошло явление, на минуту отвлекшее от музыки: уверенно пробираясь сквозь плотную толпу, будто разрезающие волны лайнеры, к сцене направлялись двое высоченных мужчин с достаточно бесстрастными лицами. Остановившись прямо перед нами и совершенно перекрыв обзор, мужчины торжественно подняли вверх руки с торчащими указательными пальцами. В этой позе они и стояли неподвижно, величественными статуями посреди танцующего народа, практически до конца песни. Видимо, «принимали сигнал». По окончании песни мужчины все так же невозмутимо опустили руки и один за другим удалились куда-то вглубь зала. Очевидно, это было какое-то особенное выражение «респекта».
Вскоре я уже напрочь забыла о мешавших нам соседях по толпе: привстав на цыпочки, я вслушивалась в быстрый перебор клавиш Алексея.
— Это «Возвращается ветер»! – пискнула я едва слышно, потому что в зале воцарилась относительная тишина. Все прислушивались в ожидании – что будет дальше? – и одновременно пытались отдышаться.
— Подождите секундочку, нужно инструменты настроить, — пояснили музыканты. Осветитель, дабы развлечь присутствующих во время этой спонтанной паузы, неспешно менял свет – от ярко-белого, до туманного синего, загадочного зеленого. И так уж совпало, что в пролившемся на сцену красном свете Роман, склонив голову и сосредоточенно перебирая гитарные струны, опустился на одно колено (видимо, к какой-то аппаратуре на полу). Владимир, наоборот, выпрямившись, стоял рядом. И в алом освещении все это выглядело отчего-то торжественно и живописно. Это было словно воплощение тех образов, которые Роман и Владимир создали в своих песнях: торжественная величественность и кроткая замкнутость…
У меня перехватило дыхание от восторга, но запечатлеть внезапно-красочный момент на свой телефон я не успела. Стоило мне включить его, как алое освещение сменилось обычным, Роман выпрямился, Владимир отошел в сторону – и прежняя композиция была разрушена. Но я и не думала переживать по этому поводу – я предвкушала «Ветер» — столь редкую на концертах песню, как я успела узнать из бесед на форуме «Технологии» …
Меня забавляло, что Роман часто после исполнения какой-либо песни говорил:
— Спасибочки!
Ну а фраза «Спасибочки, вы — лучшие!», была принята как высший комплимент всем залом.
«С ума сойти – сколько влюбленных взоров…» — озадаченно подумала я, снова оглядев окружающих ее людей. Сотни рук неустанно тянулись к сцене, были докрасна накалены беспрестанными аплодисментами. А я начинала похрипывать, потому что без устали орала все песни.
Потом была объявлена последняя на сегодня песня, но я, на удивление, и не думала огорчаться, отплясывая на полную катушку и не теряя задорного настроя. Мой голос уверено присоединился к скандировавшим: «Бис! Бис! Еще! Еще!» И музыканты остались на сцене! Честно говоря, я очень удивилась: я и не думала, что «бис» может подействовать, и просто выражала этим возгласом свою музыкальную и эстетическую ненасытность.
А «Технология» осталась – и Рябцев исполнил «Somebody» Depeche Mode. Это было волшебно, девичья часть зала млела и едва ли не урчала, как кошки.

А потом был «Старик Козлодоев» — ничего неожиданнее и вообразить было нельзя. Это был момент пика общего веселья, и когда из-за кулис появился Владимир с какими-то дудочками, весь зал стонал от смеха.
Собирая аппаратуру, Роман радушно пригласил всех на афтепати в другой клуб – прозвучало как приглашение на вечеринку хороших друзей. И на поклон, положив друг другу руки на плечи, «Технология» вышла с такими сияющими улыбками, что я залюбовалась. «Видно, полюбилась им наша публика», — довольно подумала я, наблюдая, как радостно смеются «технологи» какой-то своей мимолетной шутке и как тепло смотрят на своих поклонников.

Mwnq_RF5IDo

1 Comment

Add Yours

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.